Главная / Материалы / Социальная психология / Психологические подходы к изучению проблемы представлений

Психологические подходы к изучению проблемы представлений

Проблема представлений в научной литературе не нова, она является классической и традиционно рассматривается в психологии и философии. Ряд ее аспектов: философский, физиологический, социологический, психологический неоднократно привлекал внимание ученых. В истории психологии интерес к проблеме представлений выражался достаточно неравномерно. Хотя многочис-ленные суждения о различных представлениях человека высказывались еще философами античности, учеными Нового времени, тем не менее, систематизи-рованных теорий представлений в психологии не было до начала XX века.

Неоднократно разными исследователями отмечалось, что у человека име-ются определенные представления, «...которые управляют всей нашей умст-венной жизнью; философы со времени Аристотеля называют их категориями разума: это понятия времени, пространства, рода, числа, причины, субстанции и т.д.» [цит. по 132, с.381]. Они отражают наиболее общие свойства вещей и одновременно являются «рамками», в которых развертывается наше познание действительности. Многие психологи, философы, считали эти категории апри-орными, то есть данными человеку с момента рождения и не изменяющимися. Так, К.Г. Юнг подчеркивал врожденность (априорность) архетипов и представ-лений. Ученые (Л. Леви-Брюль, Ш. Блондель, М. Гальбвакс) считали представ-ления результатом обобщения индивидуального опыта. Э. Дюркгейм и другие представители французской социологической школы в конце девятнадцатого века показали, что подобные категории являются продуктом коллективной мысли - «коллективными представлениями» [150]. Данные представления от-ражают «реальности коллективного характера», то есть определяются образом Жизни того или иного народа, и поэтому меняются от культуры к культуре.

В рамках классической немецкой философии Кант, Фихте и Шеллинг под-вергли фундаментальному анализу образно-схематический аспект проблемы представлений [96]. И. Кант зафиксировал проблему возникновения образа как проблему особого рода деятельности по организации, синтезу ощущений в не-кую целостность, и заложил фундаментальные предпосылки для ее решения. Одной из таких предпосылок у Канта выступает так называемая «трансценден-тальная схема». Возникновение образа, представления и совершенно особого способа деятельности с ним, основанного на модели трансцендентальной схе-мы, объясняется у Канта деятельностью продуктивной силы воображения.

Несколько иное понимание представления, связанное с идеей целостности сознания, появилось в середине XIX столетия у ряда мыслителей (Д.С. Милль, Ф. Брентано, В. Вундт). Так В.Вундт рассматривал сознание как «организован-ную» систему, средством организации которой выступает апперцепция. В его понимании апперцепция - это духовная активность субъекта, который может произвольно комбинировать элементы сознания, представления. Для изучения представлений Ф. Гальтон впервые придумал специальный вопросник. Резуль-таты его ассоциативного эксперимента были опубликованы в 1879 году. Меха-низм образования представлений Ф. Гальтон попытался моделировать в общей фотографии, которая и стала моделью обобщенного представления. Глава Ав-стрийской школы психологии А. Мейнонг считал целостность представления результатом работы сознания. Он писал: «Чтобы воспринять мелодию, а не на-бор звуков, субъект должен совершить акт «установления отношений между звуками», который приведет к тому, что в сознании возникает новое представ-ление, качественно отличное от представлений звуков» [цит. по 132, с.329].

Первые исследования представления в русле гештальтпсихологии были выполнены в начале XX столетия представителями Берлинской школы (М. Вертгеймер, К. Коффка, В. Келер). Они подчеркивали, что представление - это обобщенный образ действительности, сохраняющий важные для человека осо-бенности окружающего мира. В нем хранятся данные для оперирования «слеп-ками» действительности. К. Левин писал, что изображение в представлении расслаивается на фигуру и фон: фигура выдвинута вперед, фон отодвинут на-зад; фигура ярче, чем фон; фигура и фон меняются местами [150]. Это основная характеристика представления с позиций гештальтпсихологии.

В отечественной психологии в это время разрабатывалась сенсомоторная теория возникновения образа. Она базировалась на идее И.М. Сеченова: «Если прикоснуться предметом к коже ладони, то возникнут представления не о предмете, а о его отдельных качествах: гладкости, твердости, температуре. Ес-ли дать предмет ощупать, то есть включить в познание двигательный анализа-тор, то возникнет образ предмета, представление о нем» [123, с.210].

Значительный вклад в разработку проблемы представлений как формы от-ражения действительности на уровне сознания субъекта внес Б.Г. Ананьев. Он подчеркивал: «Развивая учение о диалектическом характере перехода от ощу-щения к мысли, психология показала, что представление есть посредующее звено в этом переходе. В этом заключено и понимание познавательной природы представления в его внутренних связях с ощущением, из которого оно возника¬ет, и с мышлением, в которое оно переходит» [6, с.259].

Проблема представлений активно изучается и в настоящее время. Пред-ставление выступает объектом исследования в когнитивной психологии, пси-хологии творчества, социальной психологии и в других отраслях психологиче-ской науки. Актуальность изучения данной проблемы подчеркивает М.Л. Ле-вицкий: «Разработка этой проблемы важна для решения прикладных задач, ко-торые ставятся перед психологией общественной практикой, особенно когда речь идет о психологическом обеспечении процессов обучения человека, про-ектирования его деятельности, согласования внешних форм организации с ха-рактеристиками и возможностями человека» [72, с.42].

К сожалению, на сегодняшний день отсутствует единая общепринятая тео-рия представлений. В рассмотрении данной проблемы существует несколько подходов. Многообразие теорий (социальный когнитивизм, социальный конст-руктивизм, системно-динамическая модель и др.) создает разночтения в опре-делении самого понятия и адекватности экспериментальных программ изучения представлений. Наиболее «эвристичным и открытым» на современном этапе развития психологии, по мнению Е.А. Сергиенко, является системно-эволюционный подход к анализу психических явлений, в том числе, к анализу представлений. «Преимущество системного подхода состоит в признании мно¬гомерности иерархической организации психического. Одним из важнейших принципов данного подхода является требование рассмотрения явлений в их динамике, развитии и эволюции» [122, с.20].

В современной отечественной психологии изучение психического отраже¬ния на разных уровнях - сенсорно-перцептивном, представлений и вербально-логическом опирается на основные положения теоретических и эксперимен¬тальных работ отечественных психологов - Б.Г. Ананьева [5], А.Н. Леонтьева [74], Б.Ф. Ломова [79], С.Л. Рубинштейна [117], С.Д. Смирнова [131], Б.М. Теп¬лова [136] и других. Указанные психологи подчеркивают, что представление выступает в качестве объединяющего начала целостности психики.

Рассмотрим некоторые подходы к определению понятия «представление». Отечественная психология исходит из тезиса, что все представления человека есть результат уже бывших актов ощущения и восприятия (первый путь воз-никновения) или воображения (второй путь их возникновения). То есть, пред-ставление это «воспроизведенный образ предмета, основывающийся на нашем прошлом опыте» [117, с.306]. Человек, строя свой жизненный путь, руково-дствуется системой представлений о своем прошлом, настоящем и будущем. По мнению С.Л. Рубинштейна, представление является результатом обобщения существенных и несущественных признаков; тесно связано с прошлым опытом человека, но не является «...механической репродукцией восприятия. Это из¬менчивое динамическое образование, каждый раз при определенных условиях вновь создающее и отражающее сложную жизнь личности» [117, с.308].

Н.Д. Завалова, Б.Ф. Ломов, В.А. Пономаренко определяют представление, как специфическое образование сознания, которое «является формой отраже-ния объективной действительности, переходной от сенсорно-перцептивного к вербально-логическому уровню, следующей за ощущением и восприятием ступенью в прогрессивной линии развития когнитивных процессов» [48, с. 15]. Важнейшей характеристикой представлений является их относительная свобо¬да от непосредственного контакта с объектом, это вторичный образ предметов и явлений, которые не действуют в данный момент на органы чувств, что по¬зволяет им возникать и существовать на основе следов памяти или воображе¬ния. Представления актуализируются в сознании по ассоциациям: «слово-образ», «чувство-образ», а также благодаря действию неосознаваемых меха¬низмов. Субъективные представления объективируются, становятся доступны¬ми через словесное описание, графическое изображение и связанное с ними по¬ведение. Сущность представлений состоит в том, что они - обобщенный образ действительности. Хотя этот образ обладает неполнотой, фрагментарностью, расплывчатостью, неустойчивостью, бледностью по сравнению с образом вос¬приятия, он, тем не менее, сохраняет важные для личности особенности окру¬жающего мира. Конечным результатом или продуктом представления выступа¬ет образ-представление, который проецируется в сфере сознания [48].

Такой подход к представлению связывает его с понятием ментальной или когнитивной репрезентации. Понятие «репрезентация», по словам Е.А. Серги-енко, означает «представленность себе», то есть «...речь идет о внутренних структурах, формирующихся в процессе жизни человека, в которых представ¬лена сложившаяся у него картина мира, социума и самого себя. Когнитивные структуры - это не копии образцов, а обобщенно-абстрактные репрезентации-схемы, включающие возможность не только получения знаний, но и способ их получения» [122, с.21]. Соответствие понятию «ментальная репрезентация» об¬наруживается у У. Найссера в понятии «антиципирующая схема» [93], то есть способность предвосхищать развитие явлений.

В последнее время наметилась тенденция к более широкому употреблению термина «представление» как отражение объективной действительности на бо¬лее высоком уровне обобщения, где наряду с образной представлена и содер-жательная сторона. В современной отечественной психологии представления в таком понимании изучались в работах А.А. Гостева [33], Ю.М. Забродина [46], Д.А. Леонтьева [75], A.M. Эткинда [149], показавших основные направления преобразования действительности в субъективном восприятии. В данном слу-чае представления рассматриваются в качестве элементов субъективной реаль-ности, как индивидуально своеобразная система отражения субъектом взаимо-действий с внешним миром. По определению A.M. Эткинда, «...единицами субъективной реальности являются психические образы во всем их диапазоне: от сенсорных до речемыслительных, одновременно отражающие в своих харак¬теристиках и свойства объекта, и отношение к нему субъекта» [149, с.53].

Возможности конструктивного анализа представлений субъекта с позиции социальной психологии неоднократно подчеркивали Г.М. Андреева [8], А. Бан¬дура [151] и другие. Этот подход базируется на том, что личность конструирует для себя социальную реальность, моделирует собственное представление о со¬циальной ситуации и тем самым познает окружающий мир. Один из представи¬телей французской социальной психологии, основатель теории социального представления Серж Московичи так обозначает данный термин: «Под социаль¬ными представлениями мы подразумеваем набор понятий, убеждений и объяс¬нений, возникающих в повседневной жизни по ходу межличностных коммуни¬каций. В нашем обществе они являются эквивалентом мифов и систем верова¬ний традиционных обществ; их даже можно назвать современной версией здра¬вого смысла» [89, с.9]. Данный подход автора фокусируется на том, как люди думают и создают свою реальность. Как утверждает С. Московичи, «...наши представления основаны не на тех вещах и ситуациях, которые в них упоми¬наются, они основаны на коммуникации, касающейся этих вещей и ситуаций. В этом смысле они социально разделяются до того, как усваиваются людьми. Это окончательно проясняет тот факт, почему процесс коммуникации оформляет и трансформирует наши разделяемые представления» [89, с.6].

По мнению Т.П. Емельяновой, подход Московичи приобрел статус одной из наиболее авторитетных парадигм в западно-европейской науке. Она подчер¬кивает, что «социальные представления - это не представления об объекте, су¬ществующем независимо от социальных субъектов, это и есть объект, который не может существовать независимо от действующих социальных субъектов» [43, с.40]. Групповая природа социальных представлений, их выработка в про-цессе социального взаимодействия - это основные характеристики социальных представлений в понимании С. Московичи.

Таким образом, анализ литературы показал, что, несмотря на многочис-ленные исследования, в психологии до настоящего времени не существует еди¬ного подхода к определению представления, а также нет «устоявшихся» дан¬ных о его характеристиках и свойствах.

Чтобы лучше разобраться в природе представлений, необходимо рассмот-реть содержательную характеристику их свойств. Представления обладают оп-ределенными свойствами, которые проявляются в результате деятельности че-ловека. В психологической литературе выделены основные свойства и характе-ристики представлений, определяющие роль данной формы отражения в позна¬нии субъектом действительности (И.И. Лобач [78], Е.В. Улыбина [137], Б.М. Хорошилов [142] и др.). Чаще встречаются исследования, в которых изучались представления, имеющие определенную сенсорно-перцептивную модальность (А.А. Гостев [34], И.Н. Натальина [94], Р. Гордон [152]). Модальность - это способ приема и переработки информации: зрительный, слуховой, двигатель¬ный, тактильный и прочие. Модальность базируется на сочетании сенсорных модальностей при доминировании одной или нескольких из них и создает образ предмета или явления. В числе наиболее значимых Р. Бэндлер и Д. Гриндер [36], выделили визуальный (зрительный), аудиальный (слуховой) и кинестети¬ческий (эмоционально-чувственный) каналы поступления информации. Нали¬чие той или иной репрезентативной системы, ее развитие формирует адекват¬ные им процессы восприятия, мышления и памяти человека.

Отечественные психологи Б.Г. Ананьев [6], Б.Ф. Ломов [79], С.Л. Рубин-штейн [117], Б.М. Теплов [136] выделяют панорамностъ образа как характери¬стику представления. Ее специфика заключается в суммировании перцептив¬ных полей и обеспечении выхода за объемы данного поля. Она связана с устой¬чивостью и стабильностью воспроизведения программы двигательного действия. Наряду с пространственной панорамностью, ряд ученых [5], [80] называют «временную панорамность» образа. Она проявляется в том, что компоненты временной или двигательной последовательности преобразовываются в одно-временную структуру, при этом происходят сдвиги в воспроизведении дли-тельности временного отрезка в представлении. С.Л. Рубинштейн [117] отмеча-ет в представлении более прочное сохранение образа временной последова-тельности по сравнению с временной длительностью; присутствие элементов настоящего, прошлого и будущего, что позволяет учитывать прошлые и пред-стоящие изменения в деятельности. Представления обладают меньшей устой-чивостью по сравнению с образами восприятия. Их неустойчивость заключает-ся в колебательности и текучести образа и его компонентов, на что указывают работы Дж. Брунера [27], Ж. Пиаже [107], Г. Эббингауза [148].

Б.Г. Ананьев[6], вслед за представителями гештальтпсихологии, выделяет в числе основных характеристик представления соотношение фигуры и фона. У человека выделение фигуры из фона и удержание фигуры как объекта вос-приятия включает психофизиологические механизмы, но определяется лично-стными, социальными факторами. В представлении фон и фигура могут быть отдалены друг от друга, может происходить выпадение величин, что проявля-ется в несохранении числа элементов и в нарушении воспроизведения про-странственных размеров, например, схематизация образа или преобразование геометрической формы в топологическую схему.

Как считают Н.Д. Завадова, Б.Ф. Ломов, В.А. Пономаренко: «Представле-ния обладают определенной целостностью, завершенностью, что делает воз-можным выделение объектов из среды и предоставляет возможность опериро-вать с ними независимо от фона» [48, с. 15]. Данное свойство позволяет челове-ку строить поведение, ориентируясь на представление о специфике деятельно-сти, на требования, предъявляемые к субъекту деятельности; мысленно плани-ровать и прогнозировать цель, результат, процесс протекания деятельности.

Целостность, по мнению Ч.С. Шеррингтона [150], является особенно важ-ной характеристикой представления, так как образ регулирует действие как структура, обеспечивающая целостность приспособительной деятельности. Целостность как свойство психического отражения выражает единство струк-туры и свойств объекта, соотношение между компонентами образа и его инте-гральной структурой (Б.Г. Ананьев [6]), характеризует связность элементов структуры, ограничивающую независимость этих элементов (Н.А. Бернштейн [22]). Онтологически целостность представления детерминирована предметно-стью объективной реальности, физиологически (на уровне организма) и психо-логически (на уровне личности) - активностью, направленностью на познание.

Обобщенность как характеристика представлений выделяется в работах Б.Г. Ананьева [5], Дж. Брунера [27], Б.Ф. Ломова [80], А.Ц. Пуни [113]. Она связана с отнесенностью отображаемого объекта к определенному классу на основе сличения с эталонами памяти по внешним чувственным признакам. В основе обобщенности лежит определение инвариантов, абстрагируемых от сложных подробностей внешнего вида объектов, фиксирование наиболее ус-тойчивых признаков предмета, не только единичных, но и типичных свойств предметов. Обобщенность представлений зависит от словесной формы, в кото-рой фиксируется представление и обнаруживается в отношении пространст-венно-временных и модальных характеристик.

Ряд авторов [79], [103], [110], [116], [135] в качестве характеристики пред-ставлений называют полноту образа. Полнота складывающихся представлений всегда является относительной, так как охватить сознанием одного человека все мыслимые сочетания свойств и признаков самых разнообразных предметов и явлений действительности невозможно. И.М. Сеченов писал: «Полное пред-ставление обнимает собой всю естественную историю предмета, равно как сумму всех его значений в жизни человека, поэтому полные представления со-ставляют в головах людей редкость. Те же образования, которые встречаются под этим именем в обыденной жизни, суть не что иное, как отрывки возможно-го для данного времени полного представления, разнящиеся друг от друга по содержанию не только у разных людей, но и у одного и того же человека в от-дельных случаях воспроизведения» [123, с.373].

В некоторых работах [5], [80], [116], [135] выделяются уровни сформиро-ванное™ представлений, позволяющие определить индивидуальность субъекта с точки зрения полноты, обобщенности, целостности возникающего у него представления: поверхностное, неполное, фрагментарное представление (1 уро-вень); поверхностное, не достаточно полное представление (2 уровень); кон-кретное, неполное, разностороннее представление (3 уровень); обобщенное представление, включающее слитное знание общего и конкретного (4 уро¬вень); полное, обобщенное, целостное знание, включающее единство понятий¬ного и конкретного содержания (5 уровень).

Степень приближенности представления к результату перцептивного от-ражения пространственно-временных, интенсивностных, модальных свойств объекта и его целостности, находит свое выражение в характеристике ярко-сти-четкости и контролируемости (А.А. Гостев [34], Р. Гордон [152]). Яркость-четкость представлений рассматривается как обобщенная формальная харак¬теристика, выражающая сенсорно-энергетический аспект представлений. Пси¬хологи выделяет критерии оценки яркости-четкости представлений различной модальности: представления нет вообще (1 уровень); представление неясное, тусклое и смутное (2 уровень); представление средней яркости-четкости (3 уровень); представление яркое, четкое, чистое (4 уровень); представление аб¬солютно яркое, четкое, чистое, как образ восприятия (5 уровень). Данные уров¬ни позволяют определить индивидуальность субъекта познания с точки зрения яркости, четкости возникающего у него представления.

В литературе также имеются данные, свидетельствующие об относительно устойчивой дифференциации людей в отношении способности к манипуляции, оперированию представлениями, произвольному их формированию и удержа-нию «в уме», определяемой как контролируемость образа [34]. В исследовани-ях А.А. Гостева экспериментально доказана связь яркости-четкости и контро-лируемости представлений с решением перцептивных тестов и ряда интеллек-туальных задач (идеомоторных, мнемических) с некоторыми личностными по-казателями, с успешностью внушения. Было установлено, что «для решения задачи визуализации по знаковой информации (перекодирования знаковой ин-формации) важна не столько степень яркости-четкости или контролируемости образа, сколько характер сочетания этих характеристик» [33, с. 10], выявлена зависимость успешности использования представлений в деятельности от спо-собности субъекта к целенаправленной актуализации и манипулированию об-разами. Результаты психологических исследований показывают, что свойства представлений «...определяются той деятельностью, которую выполняет чело-век, и тем, какая роль им принадлежит в конкретной деятельности» [80, с. 132].

По мнению авторов [6], [79], [89], [116], [137] организация представлений в сознании человека имеет системный характер, определяемый сложными взаи-модействиями между отдельными компонентами содержания, имеет свою структуру, которая достаточно целостна и завершена. Изучая структуру пред-ставлений, психологи руководствуются положением И.М. Сеченова о том, что «...представление есть средний итог из отдельных расчлененных восприятий -отвлечение из известной суммы однородных предметов. В состав его входят, помимо внешних признаков, такие, которые не открываются непосредственно, а только при детальном умственном анализе предметов и их отношений друг к другу и к человеку» [123, с.372].

Результаты исследований психологов [5], [48], [137] говорят о возможно¬сти выделения в представлении следующих структурных элементов: информа-ционного, когнитивного, эмоционально-смыслового, соответствующего уста-новке и иерархической системной организации целостного образования, поля представлений. Структурной характеристикой представления как формы по-знания мира является динамическое единство информативных и смысловых компонентов, что свойственно всем когнитивным процессам, как на уровне ин-дивидуального, так и на уровне общественного сознания. Как считает Е.В. Улыбина, «...субъективные компоненты системы представлений могут быть рассмотрены в двух, дополняющих друг друга аспектах: 1) как личное, индиви-дуальное в противопоставлении общему, коллективному; 2) как смысловое в противопоставлении информационному» [137, с.32].

Структура представлений изучалась и при исследовании социально-психологических явлений. Как предположил С. Московичи, модель социальных представлений определяется тремя важнейшими измерениями: информацией, полем представлений и установкой. Информация определяется как сумма зна¬ний об объекте. Поле представлений существует там, где представлено «иерар-хизированное единство элементов», присутствуют образные и смысловые свой¬ства представлений. Установка выражает общее — позитивное или негативное отношение субъекта к образу представлений. В отличие от первых двух изме¬рений, она может существовать и при недостаточной информированности и не¬четкости поля представлений. С. Московичи делает вывод о генетической пер¬вичности установки как психологического измерения представлений [89].

Эмпирические исследования ядра и периферии в структуре социальных представлений проводились Ж.К. Абриком. «В социальном представлении су-ществует центральное ядро, которое связано с коллективной памятью и истори-ей группы; оно определяет гомогенность группы через консенсунс; стабильно, связно и устойчиво; не очень чувствительно к конкретному контексту; позволя-ет определять значение социального представления и его организацию. В свою очередь, периферическая система обеспечивает интеграцию индивидуального опыта каждого члена группы и поддерживает ее гетерогенность. Эта система подвижна, несет в себе противоречия, чувствительна к определенному контек-сту, адаптируется к конкретной реальности, допускает дифференциацию со-держания, предохраняет центральное ядро от внешних воздействий» [цит. по 43, с.42]. Структура представления зависит от изменения аттитюда, но меняется при этом только периферическая система, а ядро остается стабильным.

Содержание представлений структурируется и упорядочивается при помо-щи языка, что позволяет использовать не только опыт одного человека, но и достижения всего человечества. Особенностью представлений является то, что, под влиянием новых образов их структура и содержание уточняется, структу-рируется и пополняется. Полное, целостное, обобщенное представление играет значительную роль в управлении поведением и деятельностью субъекта, вы-полняя прогностическую, мотивационную и регулятивную функции.

Основные функции представлений исследованы в работах Б.Г. Ананьева [6], Ю.М. Забродина [47], А.Н. Крылова [67], Д.А. Ошанина [103], И.П. Павло-ва [104], А.Ц. Пуни [113] и других. Считая наши представления первыми сиг-налами действительности, на основе которых человек осуществляет деятель-ность, И.П. Павлов показал, что они складываются по механизму условного рефлекса. Благодаря этому любые представления сигнализируют о конкретных явлениях действительности. Если учесть заключение И.П. Павлова о том, что «...основная и самая общая деятельность больших полушарий есть сигнальная с бесчисленным количеством сигналов и с переменной сигнализацией» [104, с.11], то первая функция представлений - сигнальная.

В области двигательных представлений явно выступает их настроечная функция. Она проявляется в ориентации деятельности организма человека на определенные параметры отражения воздействий окружающего мира. Двига-тельные представления как образ осуществляют преднастройку человека на действие и как эталон корректируют его. Изучая физиологические механизмы произвольных движений, И.П. Павлов показал, что появившийся двигательный образ обеспечивает настройку двигательного аппарата на выполнение соответ¬ствующих движений. Действенность этой функции состоит в обеспечении тре¬нирующего эффекта двигательных представлений [104].

Представления играют важную роль в выполнении как когнитивных, так и регулятивных функций. Когнитивная функция заключается в обобщении тео-ретических знаний и эмпирических впечатлений об объектах и явлениях, что облегчает человеку ориентацию в окружающем мире. При этом, «...представления включаются в формирование программы потенциальных действий, а также в процессы контроля и коррекции действий актуальных, что обеспечивает регулятивную функцию» [81, с. 134]. По мнению Е.В. Романовой, регулирующая функция представлений «зависит от ряда условий: от соответст¬вия пространственно-временных и других характеристик образа условиям, целям и задачам деятельности (значимости объекта деятельности); от отображе-ния действий (текущего и конечного состояний) с учетом объективных условий (устойчивых или изменчивых) их выполнения; от отображения будущего ре-зультата деятельности» [116, с. 18]. Регулирующая функция включает в себя са-морегуляцию человеком своих действий, которая представляет собой систему звеньев процесса управления собой (представление программы действия, са-моконтроль за исполнением действия, самооценка соответствия исполнения за-данному эталону и коррекцию отклонений [113]).

Регулятивная функция представлений тесно связана с мотивационной [101], [ПО]. Осознание потребностей происходит посредством образов и ситуа¬ций, в которых они удовлетворялись ранее, и представлениях о действиях по их удовлетворению. Управлять своими потребностями можно либо волевым пу-тем, либо через управление образами своего воображения. Н.Л. Кирт считает, что «...образы воображения, наиболее часто возникающие в нашем сознании, приобретают побудительную силу за счет предвосхищения определенных пе-реживаний, то есть становятся мотивами. Каждый поступок регулируется не-сколькими мотивами, а присутствие множественной мотивации позволяет гиб-ко регулировать поведение в зависимости от обстоятельств» [55, с.48].

Смысловой элемент системы представлений осуществляет взаимодействие объекта с мотивационной сферой субъекта, определяет субъективную значи-мость признаков объекта. Сведения об объекте воспринимаются субъективно, в соответствии с потребностями человека и включаются в систему представлений с преимущественным выделением одних качеств и игнорированием других. Как утверждает Д.А. Леонтьев, «...личностный смысл характеризует само содер¬жание образа. Трансформации, вносимые в образ, так модифицируют его, что¬бы его личностный смысл в максимальной степени (насколько позволяют тре¬бования адекватности отражения) соответствовал направленности актуальных смысловых установок» [75, с. 12].

Оценивание как функция представления определяет процесс взаимодейст-вия предметов и явлений с потребностно-мотивационной сферой личности   и является механизмом преобразования отдельных аспектов информации об объ-ектах отражения. В процессе оценивания объект соотносится с «эталонным объектом», представление о котором сформировалось на основе предыдущего опыта. По мнению Ю.М. Забродина, «...функция субъективных оценок форми-рует свои субъективные предпочтения на основе множества отражаемых си-туаций, на множестве предпочитаемых форм возможного поведения и целей в процессе их формирования и выбора, а также на множестве выборов и пред-почтений оценок достижения целей» [47, с. 10]. Основным параметром оцени-вания является «значимость-ценность», которая определяет место объекта от-ражения в структуре деятельности, определяет его личностный смысл.

Представления являются, с одной стороны, результатом чувственного по-знания человеком мира, его субъектным опытом, достоянием каждой личности, а с другой - это исходная форма развития и развертывания психической жизни личности. Представления составляют основное содержание знаний, навыков и умений, особенно связанных с определенными видами деятельности. Огромна роль представлений в процессе обучения и подготовки к профессиональной деятельности. У человека в ходе обучения создаются представления о возмож-ных результатах и последствиях своих действий, то есть представление в виде образа-цели управляют учебной, профессиональной и любой другой деятельно-стью, выполняя прогностическую, регулятивную, познавательную функции.

Таким образом, на основании теоретического анализа представлений как специфической формы отражения действительности можно сделать следующие выводы о его наиболее характерных функциональных, содержательных и структурных особенностях.

«Представление» - это сложное динамичное образование, обладающее ря-дом пространственных и временных характеристик: целостностью, обобщенно-стью, панорамностью, яркостью, четкостью, контролируемостью образа. При отражении объекта на уровне представлений происходит его преобразование: воспринимаемые признаки теряют первоначальную равнозначность: одни под-черкиваются, усиливаются, другие редуцируются, затушевываются. Представление представляет собой индивидуально своеобразную систему отражения взаимодействий с внешним миром, обусловленную деятельностью, которую выполняет субъект. Оно выступает связующим звеном между личностью, ее внутренним миром и окружающей действительностью.

Структурной характеристикой представлений является единство информа-тивных и смысловых компонентов, как на уровне индивидуального, так и на уровне общественного сознания. Взаимосвязь когнитивной, регулятивной, про-гностической, мотивационной функций определяет значимость конкретного содержания и динамических особенностей системы представлений для жизне-деятельности субъекта. Представления, участвуя в побуждении потребностей, стимуляции поведения и деятельности, оказывают влияние на формирование положительной адекватной «Я-концепции», «создают план, на котором развер-тывается внутренняя жизнь личности» [117, с. 123].

 

Семенова Елена Александровна. Особенности и формирование профессиональных представлений у студентов в образовательном пространстве педагогического колледжа : Дис. ... канд. психол. наук : 19.00.07 : Иркутск, 2003 200 c.