Главная / Материалы / Общая психология / Агрессивное поведение как психологический феномен в психолого-педагогических исследованиях (материалы для дипломной, магистерской)

Агрессивное поведение как психологический феномен в психолого-педагогических исследованиях (материалы для дипломной, магистерской)

Впервые в научную лексику понятие «агрессивное влечение» было введено Адлером в 1909 году. С этого времени термин «агрессия» занял прочное положение как в обыденной речи, так и в научном словаре многих отраслей психологии и педагогики. Однако его употребление при определении многообразных поведенческих актов не всегда адекватно отвечало запросам практики - дать такую характеристику феномена, которая бы позволила избежать ошибок при классификации действий и поступков людей с тем, чтобы, во - первых, определить меру их социальной ответственности и, во - вторых, определить стратегию и тактику социального влияния на субъектов подобного поведения.

В связи с этим возникла необходимость выработки единых критериев оценки поведения, в соответствии с которыми оно может относиться к категории «агрессивного».

Классическое определение было предложено А.Бассом (1961), который охарактеризовал агрессию как «реакцию, наносящую вред другому организму». Однако это определение имеет ограничения, поскольку включает в себя множество видов поведения, не относящихся к категории агрессивного.

Эмпирически оказались несостоятельными и другие определения агрессии, данные Л.Бендером (1963) (агрессия есть сильная активность и стремление к самоутверждению); Х.Дельгадо (1963) (агрессия - это поведенческая реакция, характеризующаяся проявлением силы в попытке нанести вред или ущерб личности, или обществу); Ф.Алланом (1964) (агрессия - это внутренняя сила, дающая человеку возможность противостоять внешним воздействиям), Уилсоном (1964) (агрессия - это физическое действие или угроза такого действия со стороны одной особи, которые уменьшают свободу или генетическую приспособленность другой особи).

Как было замечено Дж. Тедеши и Р. Фелсон (1994), чтобы поведение индивида определялось как агрессивное, оно должно осуществляться с намерением вызвать негативные последствия для объекта агрессии, что в свою очередь, предполагает ожидание того, что действие приведет к определенному результату /126; 17/.

В связи с этим Ф.С.Сафуанов (1999) отмечает, что, «невозможно дать адекватного определения агрессии, с тем, чтобы оно не теряло психологического содержания, без рассмотрения особенностей субъективного отражения ситуации всеми участниками агрессивного действия - субъектом (агрессором), объектом (потерпевшим) и непосредственным или виртуальным наблюдателем» /225; 33/.

Введение такого участника как «наблюдатель» позволяет определить характер агрессии как социального явления, поскольку наблюдатель, оценивающий взаимодействие как минимум двух особей, есть носитель социальных норм и критериев оценки.

Именно поэтому поведение должно рассматриваться как агрессивное, если оно подразумевает нарушение социальных норм.

В связи с этим, считавшееся до некоторого времени общепринятым, определение агрессии, данное Р.Берон и Д.Ричардсон (1994): «Агрессия -любой вид поведения, нацеленного на причинение вреда или оскорбление другого живого существа, которое стремится избежать такого обращения», -на сегодняшний день признается недостаточным /126; 18/.

Без четкого определения юридического содержания норм и критериев оценки характера поведения и его последствий (в законодательствах разных стран и в культурных традициях разных народов они различны) невозможно дать сколько-нибудь точное определение агрессии.

Поэтому в современной литературе появились предложения замены понятия агрессии термином «принуждение» как «действия, предпринимаемого с намерением причинить другому человеку вред или заставить его подчиниться» (Дж. Тедеши и Р. Фелсон, 1994).

Принудительное действие может принимать форму угроз, наказаний или применения физической силы.

Согласно Дж. Тедеши и Р.Фелсону, замена понятия агрессии термином «принуждение» имеет несколько преимуществ: а) принуждение предполагает применение возможных угроз с целью добиться от человека подчинения, что трудно совместимо с узким определением агрессии; б) принудительные действия понимаются как форма социального влияния, что выдвигает на первый план социальную природу такого рода поведения и приближает его к процессам коммуникации и взаимодействия, ранее не изучавшимся в связи с агрессией; в) принуждение менее, чем агрессия, отягощено ценностными аспектами, поскольку избегает вопроса законности.

Введение термина «принуждение» предполагает разграничение его с таким термином, как «насилие», обозначающим крайнюю форму физической агрессии.

На необходимость семантических изменений в определении агрессии как социального и психологического феномена указывали Э.Фромм (1994) и Л.Берковиц(1993).

Э.Фромм говорил, что при определении агрессии изначально была допущена ошибка, связанная с пониманием значения слова «агрессия»: «в буквальном смысле корень aggredi происходит от adgredi (gradus означает «шаг», a ad - «на»), то есть получается, что - то вроде «двигаться на», «на -ступать». Aggredi - это непереходный глагол, и потому он напрямую не соединяется с дополнением; нельзя сказать to aggress somebody - «нападать кого - либо» /259; 359/.

Л.Берковиц (19993) в качестве основной причины путаницы в определении агрессии видит многозначность слов в английском языке, когда термин может подразумевать большое разнообразие действий: «Когда люди характеризируют кого-то как агрессивного, они могут сказать, что он обычно оскорбляет других, или что он часто недружелюбен, или же что он, будучи достаточно сильным, пытается делать все по-своему, или, может быть, что он твердо отстаивает свои убеждения, или, возможно, без страха бросается в омут неразрешенных проблем» /208; 451/.

Тем не менее, несмотря на то, что вопрос определения содержания понятия «агрессия» остается открытым и спорным, в психологической, педагогической и клинической практике наиболее широко употребимы такие определения,   как:   1)   агрессия   -   это   мотивированное,   деструктивное поведение, противоречащее нормам и правилам существования людей в обществе, наносящее физический вред объектам нападения (одушевленным и неодушевленным), а также моральный ущерб живым существам (негативные переживания, состояние напряженности, подавленности, страха) (Т.П.Смирнова, 2004); 2) агрессивное действие - это намеренное поведение, направленное на причинение физического или психологического вреда (А.Айхорн., 2001).

Стремление найти объяснение причинам и механизмам, задействованным в проявлении агрессивного поведения, стало причиной возникновения целого ряда теорий агрессии.

Барбара Крейхи (2001) предприняла попытку систематизации теоретических подходов к изучению агрессии, сделав акцент на том, как понимается агрессия и какое значение в той или иной теории придается устойчивости и изменчивости агрессивного поведения.

Во всем многообразии сложившихся теоретических подходов Б.Крейхи выделила две основные их группы: модели, объясняющие агрессивное поведение с точки зрения биологических подходов, и модели, использующие психологические критерии оценки.

К биологизаторским моделям автор отнесла этологический, социобиологический и генетический подходы. Общим для них является базовое предположение о том, что корни агрессивного поведения произрастают из биологической природы людей.

В рамках этологического подхода К.Лоренса (1994) агрессия рассматривается как результат беспрерывного накопления организмом негативной энергии. Приведет ли она к проявлению агрессивного поведения или нет зависит от двух факторов: а) ее количества и б) силы внешнего воздействия, способного вызвать агрессивную реакцию.

Два этих фактора обратно пропорциональны: чем ниже уровень энергии, тем более сильный стимул требуется, чтобы вызвать агрессивную реакцию, и наоборот. Если уровень энергии становится слишком высоким и не высвобождается с помощью внешнего стимула, происходит спонтанный выброс агрессии.

Согласно теории К.Лоренца, агрессию следует рассматривать как неизбежное    свойство    человеческой    натуры,   единственным    средством предотвращения вспышек которого К.Лоренц видит в предоставлении возможности высвобождения агрессивной энергии контролируемым и социально приемлемым способом.

С точки зрения представлений социобиологического подхода (Дайли и Уилсон, 1994; Басе и Шейкклфорд, 1997; Арч, 1995; Маламуш, 1998 и другие) агрессия в поведении человека - это продукт эволюции. Свою убежденность в этом социобиологи основывают на положениях теории «происхождения видов» Ч.Дарвина (1859): поведение адаптивно в той степени, в какой повышает шансы на выживание вида в целом и его отдельных представителей.

Агрессивное поведение рассматривается здесь как поведение, обеспечивающее репродукцию более сильных особей. Будучи закрепленным, в генах, оно в силу естественного отбора имеет больше шансов к передаче от поколения к поколению. Таким образом, агрессия - это эволюционная неизбежность, избавиться от которой невозможно.

Вслед за социобиологами сторонники теории «генетики поведения» (Э.Бимен, 1948; Г.Кларк и Г.Берд, 1946; К.Мойер, 1968; Э.Хук и С.Шен, 1970; Гостерман, 1991; Майлз и Кери, 1997; и др.) считают, что склонность к агрессивному поведению составляет часть генетической конституции индивида. Агрессия - результат изменения генетического кода и нейрогуморальной регуляции, закрепленный в наследственной информации.

Изменения генетических кодов (увеличение числа Y хромосом) следует рассматривать как источник индивидуальных и тендерных различий в агрессии. (П.Джекобе, Э.Хук, С.Шен, 1973). Комплект XYY, по мнению С.Шен (1974), определенно и неизбежно связан с поведенческими отклонениями, и мальчики и мужчины считаются более склонными к агрессивным действиям, нежели девочки и женщины.

В вопросе о том, является ли агрессия неизбежным свойством человеческой натуры сторонники теории «генетики поведения» не столь пессимистичны, как их социобиологические коллеги: генетическая конституция индивида («генотип») может располагать его к тому, чтобы стать агрессивным человеком («фенотип»), но решающую роль в этом играют факторы внешней среды: культурные влияния (Р.Рохнер, 1979), и стрессогенные   факторы   окружающей   среды,   такие,   как   шум,   жара, загрязнение воздуха, нарушения персонального пространства в виду высокой плотности проживания (Р.Берон, 1997; Д.Зиллман. 1969, 1981; Ч.Мюллер, 1978).

Таким образом, в биологизаторских теориях агрессия понимается как неотъемлемая часть природы человека, заложенная эволюционно и генетически, не поддающаяся какому-либо коррекционному влиянию.

К психологическим теориям Б.Крейхи отнесла фрейдовский психоанализ, фрустрационную теорию агрессии, когнитивный неоассоцианизм, модель переноса возбуждения, социально-когнитивный подход, теорию социального научения и интеракционистскую теорию агрессии/126;4 5/.

Общим для всех перечисленных моделей является акцент на задействованных в агрессивном поведении психологических механизмах.

Фрейдовская психоаналитическая трактовка агрессии заключается в понимании З.Фрейдом (1920) индивидуального поведения как явления, порожденного столкновением двух разнонаправленных инстинктов: инстинкта жизни (эрос) и инстинкта смерти (танатос). В то время, как эрос толкает человека на поиск удовольствий, танатос направлен на саморазрушение. Вследствие этого они представляют собой источник непрерывного внутреннего конфликта, который можно разрешить, только отводя деструктивную силу от самого человека и направляя ее на других.

Таким образом, агрессивные действия по отношению к другому человеку рассматриваются здесь как механизм высвобождения разрушительной энергии, который защищает внутрипсихическую стабильность субъекта.

Учитывая инстинктивную природу агрессии, З.Фрейд считает, что избавление от нее невозможно.

Позитивным следствием взглядов З.Фрейда явилось возникновение значимой и до сих пор признанной теории фрустрации агрессии.

Дж. Доллард (1939) признавал, что в.организме существует некая сила, которая совместно с внешними событиями приводит к агрессивному поведению - это агрессивное побуждение. В отличие от инстинкта оно активизируется лишь тогда, когда организм оказывается лишенным средств удовлетворения насущной потребности. Следовательно, побуждение служит мобилизующей силой, направленной на прекращение состояния лишения.

Приведет ли фрустрация к агрессивной реакции, зависит от влияния сдерживающих переменных, к которым относятся страх наказания и недоступность источника фрустрации (Миллер, 1941).

Как и З.Фрейд, Дж. Доллард и Миллер в качестве единственного средства уравновешивания внутреннего состояния и ослабления готовности к агрессии признавали эффект катарсиса, способного на какое-то время облегчить остроту переживаний человека.

Учитывая критические замечания в адрес жесткой связки «фрустрация-агрессия» и пытаясь ответить на вопрос, почему, испытав фрустрацию, одни прибегают к агрессии, а другие нет, Л.Берковитц (1989) положил начало теории когнитивного неоассоцианизма.

В концептуальную схему «фрустрация-агрессия» Л.Берковитц ввел существенные поправки: а) фрустрация не обязательно реализуется в агрессивных действиях, но она стимулирует готовность к ним; б) даже при состоянии готовности агрессия не возникает без надлежащих условий; в) выход из фрустрирующей ситуации с помощью агрессивных действий воспитывает у индивида привычку к подобным действиям.

В качестве мощных возбудителей агрессии Л.Берковитц (1997, 1998) признает страх, физическую боль и психологический дискомфорт, гнев.

В своей неоассоциативной модели Л.Берковитц (1989, 1993) возникновение агрессивной реакции ставит в зависимость от определенной когнитивной работы: воспоминаний, оценок событий и т.п.

В данной теории агрессия-это лишь одна из возможных реакций на негативные воздействия, которая либо вызывается, либо подавляется эмоциональным переживанием. Коррекция эмоционального состояния и есть путь к сдерживанию агрессии.

В своей модели переноса возбуждения Д.Зиллман (1979) выдвигает предположение о том, что сила испытываемого гнева является производной двух элементов: силы психологического раздражения, которое порождено неприятным событием, и того, как это раздражение трактуется. При этом атрибуция психологического раздражения имеет решающее значение в определении связи между ситуацией и потенциально возможной агрессивной реакцией. Степень возбуждения, однако, может существенно влиять в отрицательном смысле на способность субъекта к осмыслению ситуации, поэтому обучение приемам овладения возбуждением и расширение когнитивных способностей субъекта может быть эффективным условием преодоления и предотвращения агрессии в поведении.

Развивая далее теорию атрибуции Д.Зиллман и сторонники социально-когнитивного подхода (Чанк и Абельсон, 1977; Хьюсмен, 1988, 1998; Эрон, 1987; Гин, 1998; Гуэрра, 1997; Лочмен и Додж, 1994) утверждают, что реакция людей на неблагоприятные ситуации зависит от когнитивных схем, «сценариев», усвоенных либо в непосредственном опыте разрешения ситуации, либо косвенно.

Так, Хьюмен (1988, 1998) считает, что социальное поведение в целом и агрессивное в частности, контролируется поведенческими репертуарами, приобретаемыми в процессе ранней социализации.

Активируется ли агрессивный сценарий, и вызовет ли он реакции агрессивного типа, в значительной степени зависит от когнитивной обработки начальной социальной информации - восприятия поведения другого человека и его интерпретации.

На выработку конструктивных способов реагирования и формирование поведенческих репертуаров направлены широко применяемые на практике модели поведенческого тренинга, которые, тем не менее, по утверждению Эрона (1994), имеют малую эффективность, поскольку агрессивные сценарии усваиваются очень рано и успешно применяются в ходе индивидуального развития. В связи с этим наиболее широкое распространение и признание в научных кругах получила теория социального научения агрессии А.Бандуры (1963).

А.Бандура (1963) и его сторонники считают, что агрессия не является врожденным свойством человеческой природы, а в значительной степени «приобретается» посредством процессов научения, как и большинство других форм социального поведения. Обучение способам поведения осуществляется через наблюдение за его моделями.

Наибольшую значимость в процессе научения агрессивному поведению приобретают средства массовой информации, демонстрирующие не только приемы и способы агрессивных действий, но и создающие определенные социальные идеалы.

Модели агрессивного поведения дети усваивают также и в семье, являясь наблюдателями, либо непосредственными участниками агрессивных контактов родителей между собой или с ребенком.

В настоящее время теория социального научения является одной из наиболее популярных. Во-первых, она является достаточно эффективной в предсказании агрессивного поведения, во-вторых, располагает некоторыми методическими средствами коррекции агрессивного поведения.

И, наконец, все большее признание приобретает новый теоретический подход, предложенный Дж. Тедеши и Р. Фелсоном (1994), рассматривающий агрессию в рамках социально-интеракционистской теории «принудительных действий».

В этой модели делается акцент на характере социальных взаимодействий, среди которых наиболее частыми являются взаимодействия, направленные на использование принуждения, как средства достижения определенных целей. При этом принудительные действия рассматриваются как последствия когнитивного процесса принятия решений.

Важную роль в процессе принятия решения имеет сравнение издержек и выгод, связанных с каждым из возможных вариантов. При этом их оценка осуществляется на основе имеющегося опыта. Кроме того, установки и ценности индивида определяют, насколько приемлемым для него является то или иное поведение.

Важным достижением теории социального взаимодействия является то, что агрессия представляет здесь одну из потенциально возможных стратегий поведения, в которой человек сам в процессе рационального выбора решает, следует ли в данной ситуации применять эту стратегию или нет. Следовательно, человек здесь рассматривается не как побуждаемый к агрессивному поведению природными инстинктами или сильными отрицательными эмоциями, а как субъект, контролирующий собственный репертуар реакций.

Предлагая в качестве средства предотвращения агрессивных действий систему формирования поведенческого опыта и морально-нравственного сознания, теория социального взаимодействия открывает большие перспективы для практической деятельности психиатров и психологов.

Подчеркивая опосредующую роль когнитивных процессов, эта теория признает свободу субъекта агрессии в выборе поведенческого репертуара, что существенно отличает ее от пессимистических теорий агрессии прошлых лет.

Многообразие теорий агрессии породило столь же многообразную систему классификации ее видов и форм.

Классической считается классификация А.Басса и А.Дарки (1961), выделивших шесть ее видов: физическую, вербальную, прямую и косвенную, раздражение и негативизм.

В настоящее время получила признание классификация Г.Аммона (1990), в которой выделяется: конструктивная агрессия, дифференцированная и деструктивная.

В качестве особого вида рядом авторов выделяется агрессия, проявляющаяся как средство психологической защиты (Ф.В.Бассин, 1971; Р.Плутчик, 1979; Х.Келлерман, 1979; Х.П.Конте, 1979; Л.И.Анциферова, 1994; Р.М.Грановская, 1997; Э.Киршбаум и А.Еремеева, 2000).

И.Б.Бойко (1993) предлагает включить в классификацию видов агрессии адаптивную агрессию, как стиль поведения, соответствующий стереотипам, выработанным в конкретной среде.

Среди форм агрессии А.Басс (1961) выделил враждебную агрессию (мотивируемую негативными эмоциями и намерением причинить зло) и инструментальную (являющуюся инструментом достижения определенных целей).

Э.Фромм (1994) разграничил злокачественную, доброкачественную, псевдоагрессию (несчастные случаи) и агрессию, как самоутверждение в социально приемлемом поведении в условиях конкуренции.

Додж и Койе (1987) выделили реактивную и проактивную агрессию. Реактивная агрессия является ответом на кажущуюся или реальную атаку или угрозу, а проактивная агрессия инициируется зачинщиком для удовлетворения собственных потребностей.

Принято выделять также патологическую, требующую медицинского вмешательства, и непатологическую агрессию (Можгинский Ю.Б.,1999).

Н.А.Ратинова (1998) выделила смысловую агрессию, как особую форму патологической агрессии, связанную с непосредственной реализацией асоциальных ценностей. Эта форма агрессии чаще демонстрируется лицами с различными формами психопатии.

В целом, выделенные формы агрессии принято разделять на две группы: несоциализированные формы (не носящие враждебного характера и не имеющие цель причинения ущерба другому человеку) и социализированные (направленные на причинение вреда другому человеку) /5; 16/.

Возможна дифференциация агрессивного поведения по степени личностной вовлеченности, по степени активности субъекта, по степени эффективности действий и по выраженности психопатологической составляющей. В связи с этим выделяется несколько уровней агрессии: субнормальная агрессия (полное отсутствие агрессивных действий даже в случае необходимости защиты), нормальная агрессия (отсутствие агрессии в привычных и безопасных ситуациях, либо использование ее в ситуациях реальной угрозы для самозащиты), умеренно-защитная (умеренные проявления агрессии в привычных ситуациях вследствие воображаемой угрозы со стороны окружающих людей), гипертрофированная агрессия (высокая частота и сила агрессивных реакций по любому поводу, с деструктивностью, опасной для окружающих) и брутальная агрессия (чрезмерно частые или сверхсильные агрессивные реакции, сопровождающиеся разрушением предметов или насилием по отношению к окружающим). /5; 25/

Встречаются также классификации агрессии по направленности и психологическим целям.

Таким образом, проведя анализ литературы, мы можем сделать следующие выводы:

1) современная психология располагает многообразием данных о механизмах, видах и формах агрессии, что позволяет понимать ее как явление сложное, возникающее под влиянием множества причин, часто действующих одновременно. Однако преобладающим теоретико-методологическим фундаментом по-прежнему остается бихевиористский подход и теории фрустрации и социального научения.

2)      В исследованиях агрессии явно не достает теоретических моделей, позволяющих учитывать множество факторов агрессии и определять степень риска развития подобного поведения в каждом конкретном случае.

3)      Неразработанность этой научной проблемы является причиной того, что в настоящий момент психологическая практика располагает ограниченным коррекционным репертуаром воздействий, направленным в основном на снятие эмоционального напряжения, предоставление возможности спонтанного выхода агрессивной энергии в играх и действиях, попытках формирования когнитивных способностей при оценке ситуаций и формирования способностей к самоконтролю. При этом все предлагаемые средства оказываются либо временно эффективными, либо вообще не имеют эффекта без медикаментозных средств, что неоднократно становилось причиной научных споров.

 

Йокубаускайте Ирена Константино. Психологические особенности агрессивного поведения детей 7-9 лет с задержкой психического развития : Дис. ... канд. психол. наук : 19.00.10 Н. Новгород, 2006 432 с.